Почему бизнес берет на себя ответственность перед обществом

И какую роль при этом играет банковский сектор

"Ведомости", 02.06.2021, Александра Мальцева

Крупнейший в мире производитель ювелирных изделий датская компания Pandora в начале мая 2021 г. объявила, что больше не будет использовать натуральные алмазы. Вместо них в украшениях появятся искусственно выращенные камни. Основная причина – забота об экологии: при производстве искусственных бриллиантов выбросы углекислого газа в атмосферу и влияние на климат значительно меньше, чем при добыче природных драгоценных камней, объяснила компания.

Другие ювелиры могли бы расценить решение Pandora как демарш в сторону более дешевых искусственных материалов, но инвесторы рассудили иначе – сразу после объявления о новой политике акции датской компании подскочили в цене почти на 10%. Ажиотаж на бирже показал, что действительно ценят покупатели акций – этичные и социально ответственные бизнесы и ESG-активы. Эта аббревиатура скрывает ответственный подход к ведению бизнеса с высокими E – экологическими, S – социальными и G – управленческими (от англ. governance) стандартами.

Руководствуясь ESG-принципами, предприятия сокращают выбросы в атмосферу, производители товаров отказываются от сырья из стран, где используют детский труд, а инвестиционные компании вкладывают деньги в акции ответственных перед обществом эмитентов, писали эксперты PwC.

Премия за этичность

Следовать принципам устойчивого развития не только престижно, но и выгодно, следует из отчета PwC об ESG-инвестировании: из 2000 академических исследований с 1970-х гг. 63% работ нашли связь между стоимостью акций компаний и их ESG-стратегией и только 10% исследований не подтвердили корреляцию. Кроме того, современный потребитель стал настолько чувствительным к этичности и экологичности производителей, что ответственным компаниям проще сохранять лояльность потребителей и устанавливать более высокие цены: покупатель этичной продукции готов доплачивать за положительный опыт, говорится в глобальном исследовании потребительского поведения PwC.

Заряженные на устойчивость

История Pandora – лишь один пример того, как отрасль меняет вектор развития в соответствии с ESG-принципами. Подобную трансформацию проходят все индустрии, считает первый вице-президент Газпромбанка Наталья Третьяк. «Мировая экономика прошла точку невозврата в вопросах устойчивого развития – ответственность бизнеса перед обществом стала неотъемлемой частью стратегии компаний, – объясняет она. – Крупные корпорации и финансовые институты осознают, насколько важно следовать принципам устойчивого развития – только так можно рассчитывать на гармоничный рост экономики и бизнеса в долгосрочной перспективе».

По данным опроса KPMG (исследователи опросили 5200 предприятий по всему миру), 80% крупных компаний в мире учитывают цели устойчивого развития в своей стратегии и публикуют нефинансовую отчетность по работе в этом направлении.

В некоторых отраслях внедрение устойчивой повестки превратилось в настоящую гонку вооружений. Наглядный пример – мировой автопром и его соревнование амбиций по замене вырабатывающих углекислый газ двигателей внутреннего сгорания на более экологичные электричество и газомоторное топливо.

Так, в апреле японская Honda объявила, что к 2040 г. прекратит производство обычных автомобилей и оставит только электрические, хотя сейчас на них приходится меньше 1% ее продаж. Чуть раньше в этом году похожее заявление сделала Volvo. Только ее план еще радикальнее – отказаться от бензиновых, дизельных и даже гибридных двигателей уже к 2030 г. Этот шаг компания назвала «частью амбициозного климатического плана, который направлен на последовательное уменьшение углеродного следа в течение всего жизненного цикла автомобиля».

Выпускать в будущем исключительно электрокары намерены и другие производители: Audi – через 20 лет, Ford – через 10, но только в Европе. Германская Porsche в отчете за 2020 г. рапортовала: с 2021 г. все крупные производственные площадки марки, такие как Цуффенхаузен, Вайссах и Лейпциг, стали CO2-нейтральными, а треть всех проданных в Европе в 2020 г. автомобилей Porsche имели гибридный или электрический привод. К 2030 г. вся производственная цепочка Porsche должна иметь CO2-нейтральный баланс, а доля автомобилей с частичной или полной электротягой – вырасти до 80% в продажах.

Существенную роль в снижении экологической нагрузки в мире играет также перевод автотранспорта с бензина на газ. По данным аналитической компании ЦДУ ТЭК, природный газ в качестве моторного топлива используется более чем в 80 странах мира, а с 2000 г. число транспортных средств с его использованием выросло в 20 раз с 1,3 млн до 28,5 млн единиц. В России загрязнение воздуха от автотранспорта составляет 44%, а в городах-миллионниках – более 90%. В 2019 г. Газпромбанк инвестировал в ООО «Газпром газомоторное топливо», которое ведет работу по развитию сети газозаправочных станций, чтобы сделать газовое топливо более доступным и снизить загрязнение атмосферы.

Наталья Третьяк, Первый вице-президент Газпромбанка

Человек и его экономическая деятельность радикально изменили окружающий мир. 17 целей устойчивого развития, принятые ООН в 2015 г., – ответ на эти изменения и стремление придать развитию мировой экономики новый вектор. Для достижения этих целей необходимо около $30 трлн до 2030 г. Аккумулировать такой объем средств способна только новая экосистема глобальных финансов – система ответственного и зеленого финансирования. Ее основа – это единство трех факторов: экологии, социальных вопросов и корпоративного управления (environmental, social, governance – ESG).

Газпромбанк многие годы придерживается этих принципов. Газпромбанк работает со всеми отраслями экономики и выбрал в качестве приоритетных целей ООН те, в достижение которых может внести максимальный вклад. В них вошли 15 целей, связанных с защитой окружающей среды, образованием, здравоохранением, инфраструктурой, социальной поддержкой и обеспечением гендерного равенства. Мы финансируем соответствующие проекты, поддерживаем ответственных заемщиков, совершенствуем внутренние процессы и участвуем в экспертных группах для выработки оптимального регулирования.

Развитию зеленых инвестиций и ESG-кредитования в России может способствовать государственная поддержка. Например, субсидирование ESG-кредитов или сокращение стоимости фондирования для банков, кредитующих заемщиков с привязкой к рейтингу ESG или иным метрикам устойчивого развития. Пока это редкость для российского финансового сектора, но есть удачные примеры. Один из них – проект Газпромбанка «ВетроОГК-2», в котором условия кредитования привязаны к выполнению целевых ESG-индикаторов.

«Цели устойчивого развития, принятые ООН в 2015 г., стали реакцией на те вызовы, которые формировались на протяжении долгого времени во многом благодаря экономической деятельности человека. В нашем портфеле есть проекты, приносящие пользу всем заинтересованным сторонам: банку, клиентам, сотрудникам, обществу в целом. На данный момент мы реализуем серию проектов, направленных на сокращение негативного влияния на окружающую среду и преодоление социального неравенства», – отмечает Третьяк.

Кто меняет мир

Пандемия коронавируса, вопреки прогнозам, не сумела остановить глобальное потепление. Несмотря на временное замедление деловой активности, выбросы в атмосферу уменьшились не настолько, чтобы помочь сохранению климата, отчиталась Всемирная метеорологическая организация (WMO) при ООН.

Бизнес становится более ответственным не столько из-за политической или общественной повестки. У него есть важные внешние стимулы: потребители, общественные организации, инвесторы и финансовые институты, рассуждает заслуженный эколог России и руководитель Центра ответственного природопользования Института географии РАН Евгений Шварц (он также входит в советы директоров «Норильского никеля» и UC Rusal в качестве независимого директора). «Потребитель хочет покупать продукцию, которая произведена ответственно и с наименьшим возможным уроном для окружающей среды. Инвесторов интересуют долгосрочные перспективы компании. Финансовые организации стремятся уменьшить риски и потому заинтересованы в устойчивости бизнеса», – объясняет он.

Частные и институциональные инвесторы стимулируют бизнес сокращать воздействие на экологию и брать на себя больше ответственности перед обществом – за счет прямых инвестиций в зеленые проекты и покупки акций ответственных компаний, говорится в исследовании PwC об ESG-факторах в инвестировании.

В российской версии отчета PwC упоминается история датского пенсионного фонда PKA ($44 млрд в управлении), который в 2018 г. продал свои доли в 70 компаниях угольной промышленности в качестве вклада в борьбу с изменением климата. В портфеле фонда были бумаги 62 компаний нефтегазовой отрасли. PKA проверил, что эти компании делают для снижения выбросов в атмосферу, и в итоге продал акции 35 компаний, оставил бумаги 27 компаний и с 15 из них начал переговоры об ответственном подходе.

Это особенно важно: меняясь сам, этичный бизнес побуждает меняться свое окружение, непосредственных поставщиков и всю цепочку поставок, добавляет Шварц и приводит в пример инициативу Илона Маска, пообещавшего летом 2020 г. многомиллионный контракт ответственному производителю никеля – важного компонента для аккумуляторов электромобилей. «Tesla предоставит гигантский долгосрочный контракт, если вы будете производить никель эффективно и безопасно для экологии», – сказал Маск во время телефонной конференции с инвесторами (цитата по «Интерфаксу»).

Для российской экономики стимулом к ESG-трансформации может стать банковский сектор – с помощью зеленых инвестиций и финансирования устойчивых и этичных проектов, уверена Третьяк из Газпромбанка. «Банки могут выступать в качестве консультанта для заемщиков, помогая в разработке бизнес-стратегии проектов альтернативной энергетики, строительства социальной инфраструктуры или других с положительным влиянием на экологию и общество, – объясняет она. – Газпромбанк, к примеру, проводит ESG-диагностику проектов и помогает клиентам в поиске лучших решений для улучшения ESG-показателей».

Поделиться новостью:
Карты
Кредиты
Накопления
Ипотека